Без категории

Учитель в Иллинойсе следит и за синяками у детей.

Раз в месяц сын приезжает из школы домой на пару дней. Такие мини каникулы делаются специально, чтоб дети не сильно скучали по дому в их Математической Академии.

@alena_america

В один из таких его приездов, возвращаюсь я вечером с работы домой, смотрю — у сына на щеке багровый красный след.

Спрашиваю: Что такое?

Он: На скакалке прыгал, ручка отлетела и по лицу ударила. След продержится неделю, это точно.

И тут Игорь начинает подшучивать: Приеду после каникул в школу, меня спросят — откуда это? Скажу, упал, и быстро переведу разговор на другую тему. 

Я сделала вот такое лицо 😬😈 на его шуточки. Сейчас объясню, почему.

Перед тем, как получить лицензию учителя, я подписывала документ, в котором обязывалась сообщить в спец организацию, если у меня возникнут ЛЮБЫЕ подозрения, что кого-то из учеников бьют в семье.

Такой документ подписывают все учителя Иллинойса, иначе лицензию не получишь.

Подписать документ — этого мало. Надо научить будущих педагогов: как понять, что ребенок действительно сталкивается с элементами насилия в семье.

Дети, скорее всего, будут скрывать это.

Нас научили некоторым приёмам, один из них расскажу здесь.

Если спрашиваешь ребенка: Откуда синяк? А он в ответ тебе эмоционально рассказывает какую-то историю (пусть даже идиотскую) — значит, всё нормально. Его в семье никто не бьет. Главное, чтоб история была с подробностями.

Однако, если спросил, а он коротко отвечает, что упал, и затем быстро переводит разговор на другую тему — значит что-то не так. Мимо такого проходить нельзя. Нужно начать присматриваться к поведению ребенка и сказать школьному соцработнику о своих подозрениях, либо написать письмо в ту организацию, для которой ты и подписывал документ.

Поэтому я и показала такое лицо сыну😬😈. А то начнет сейчас шутки шутить с преподавателями, а те станут задаваться вопросами: Что это за багровый синяк у Игоря на лице? Сам прыгал на скакалке или мама скакалкой заехала? 

Справедливости ради должна сказать: социальные работники и другие организации взвешенно относятся к любым заявлениям и проводят свои расследования. По одному звонку или письму никто в дома людей не врывается и детей не отнимает.

Лично мне, за все годы работы, ни разу не пришлось сообщать о детях. Но мы начеку!