История из моей книги

Эту историю мне рассказала одна моя подписчица. Я написала её для своей книги. Но пока я книгу допишу — рак свиснит. А вам же хочется почитать что-то интересненькое. Поэтому, пока опубликую её здесь👇

В 1999 году моя подруга, которая жила в США, познакомила меня с одним мужчиной. Подруга жила в Ричмонде, работала в банке. К ним иногда захаживал седовласый джентельмен, у него был там счёт. Его звали Эндрю.

Ему было 58, разведён, взрослые дети. Подруга решила, что он — это идеальная возможность вытащить меня в Америку, и начала рассказывать ему обо мне. Эндрю решил начать со мной переписываться. А это 99 год! Интернет в самом своём зародыше, модемы скрипучие, и я, не знающая английского языка.

А кто такая Я? На тот момент — разведённая 33 летняя женщина с ребёнком (сын Антон). Зовут Ульяна. Живу в Москве, в двухкомнатной квартире на Профсоюзной. Преподаватель в музыкальной школе. С моей профессией мы бы с сыном с голоду опухли, но папа у меня был профессор, завкафедрой. Он нам помогал.

В общем, началась переписка с Эндрю, я даже компьютер себе купила, и провела интернет. Вскоре он позвонил, мы кое как пообщались. Я его не поняла, он меня тоже. Но те фотки, что я посылала ему, видимо, сыграли свою роль. Он купил авиабилет и прилетел ко мне в гости.

И вот уже я встречаю его в аэропорту. Он мне всего одно своё фото прислал, поэтому я была в смятении — толком не понимала, как он выглядел. Но узнала его сразу. Импозантный, высокий, седая шевелюра уложенных волос, и усы. Он мне сразу НЕ понравился. 🙈

Но что делать? Уже встречаю… А ещё, мы заранее обсудили, что остановится он у меня. Делать нечего, повезла к себе.

Приехали. Он первым делом распаковал свои чемоданы и достал для меня подарок — норковую шубу. Для сына — машину на радиоуправлении. Я сына заранее отвезла к родителям, так что дома были только он и я.

Накрыла стол. Там был и борщик, и салат оливье, и нарезочка. Выпили вина. Развезло нас немного, мы расслабились, он мне уже даже показался ничего… и мы пошли спать вместе. В постеле Эндрю меня удивил. Ну, совсем не ожидала от седовласого джентельмена такой прыти. Он был, оказывается, ого-го!

На следующий день мы поехали к моим родителям. Нужно было сына от них забрать, да и познакомить его с родителями не мешало бы. Это был поздний октябрь, я надела норковую шубу, которую он мне привёз, мы вызвали такси, и поехали к ним.

Шуба была длинная, мех хороший, но совсем не модная. Так что, хоть я подарку и была рада, но сердце мне он не грел. И, вообще, жених не особо грел моё сердце.

Приехали к родителям. Эндрю их очаровал, такой обходительный, галантный. Улыбался всем, вручил машину сыну. Родители накрыли стол. Папа говорил на английском, так что застолье удалось. Отец даже позвал Эндрю в свой кабинет, где они посидели по мужски со стаканчиками виски.

Я была в смятении. Вокруг меня все восхищались им и говорили мне: Как тебе повезло! Какой мужчина!

Я пыталась возражать, ведь 25 лет разницы. Но мама шикнула на меня: Такой шанс выпадает раз в жизни. 

Эндрю жил у нас пять дней. Я показывала ему город, мы втроем — сын, он, и я ходили в цирк. Все улыбались ему и бросались на помощь. Американец в те годы вызывал всеобщий интерес.

Даже консьержки в подъезде кричали ему: Хеллоу!

В последний вечер он попросил меня никуда не ходить, отвести сына родителям, а самим остаться дома. Так и сделали… романтический ужин, шампанское. Поставили свечи… Я понимала, что должно что-то произойти. Так и случилось. Он стал на колено, протянул мне бриллиантовое кольцо, и предложил стать его женой!

Конечно, я согласилась! Всю эту неделю все вокруг смотрели на меня с одинаковым выражением лица: Как тебе повезло! Такой шанс выпадает один раз в жизни! 

Разве могла я упустить такой шанс? Я тут же дала своё согласие. 
Утром он улетал, обещал вернуться, а на моём пальце красовалось бриллиантовое кольцо в один карат.

Дальше, нужно было срочно организовывать свадьбу. Хорошо, что в моем подъезде жила работница Загса для иностранцев. Она быстро поставила нас на роспись через месяц!

И завертелось.

Эндрю писал регулярно романтические письма, говорил как скучает и любит, и какую сладкую жизнь готовит для нас в США.

Живёт он в маленьком городке около Рмчмонда, штат Вирджиния. Пусть меня не волнует то, что город маленький. Там есть всё для хорошей жизни. Двухэтажный дом. Частная школа для Антона. Три машины в гараже для нас. И даже его собственный самолёт. Не частный джет, конечно. Но полететь самим на нём можно было в близлежащие штаты.

В следующий раз он приехал за три дня до росписи. Привёз мне всё — свадебное платье с вышитыми на нем моими инициалами. Туфли. Подвязку. Платье на второй день. Себе — фрак.

Заранее предупредил, что оплатит все расходы, так что мы могли заказывать любой зал, приглашать столько гостей, сколько хотим.

Мы заказали зал в гостинице Европейская, и ему наш выбор понравился. Когда жених оплачивал всё, моя мама только посматривала на меня с торжеством. Как бы говоря: Видишь, такой шанс выпадает раз в жизни. 

Я и сама к жениху своему потихоньку стала привыкать. Разницу в возрасте перестала замечать, зато понравилась его обстоятельность и надёжность.

Можно было прислониться к его плечу и выдохнуть: Ну, наконец-то встретила своего мужчину! Могу расслабиться теперь, после неудачного первого замужества. 

Сыграли свадьбу, все 30 человек гостей были очарованы Эндрю донельзя! Подруга моя приехать не смогла, но уже с нетерпением ждала меня в Америку.  Свадьба у нас состоялась через месяц после знакомства — в конце ноября 1999 года. А уже в конце января 2000 я с сыном была в Америке. Так быстро тогда давали визу жены.

Что меня поразило, когда мы прилетели — дом был не такой большой, как я себе представляла. Но ничего. Откуда мне знать — как живут тут богатые люди. Мало ли что я напредставляла там себе, в заснеженной Москве.

Всё остальное по ожиданиям совпало. Две машины стояли в гараже, одна перед домом. А в местном частном аэропорту в ангаре стоял его собственный самолёт, вместительностью на 4 места. Эндрю пообещал покатать нас с сыном на нём весной.

Как Эндрю общался с Антошкой? Бросилось в глаза, что он старался с ним вовсе не общаться. Сразу же по приезду, на следующий день он отвёз сына в частную религиозную школу Святой Анны. И записал его на продлёнку после школы.

В Америке 5 летние дети ходят в прескул. Что-то смешанное между детским садом и школой. Сын мой английского не знал совсем, поэтому я попросилась сопровождать его в школу в первые несколько недель.

Каждое утро Эндрю привозил нас на машине в школу, и мы шли в класс. Чтоб не мешать учителю, я забивалась в уголок класса, салилась на коврик и тихонько сидела. Антон в это время сидел на стульчиках с другими детьми.

Когда школа заканчивалась, начиналась продлёнка — туда приводили всех детей до 10 лет. Их там было человек 30, все запертые в одном классе, и безразличная воспитательница сидела за своим столом. Ждала, когда заберут всех детей.

Во время продлёнки мне уже нельзя было находиться с сыном. Эндрю заезжал и забирал меня. Мы ездили с ним в ресторан покушать, еще по разным делам. Сын оставался на продленке до 6 часов вечера . О том, чтоб забрать его раньше даже речи не шло.

Мне это ужасно не нравилось. Но я ничего не могла поделать. Эндрю старался как можно меньше времени проводить со своим пасынком. Видно было, что мой сын его раздражал.

Я не знала, что делать. Родителям пока решила ничего не говорить. Помочь они ничем не могли, а расстраивать их мне не хотелось. Но я рассказала об этом подруге. Та приехала навестить меня. Эндрю открыл ей дверь, но в дом не пустил. Заодно сказал, чтоб больше она к нам не приезжала.

Вскоре появились другие звоночки его странного поведения. Через две недели он сказал мне, что сын может сам теперь быть в школе и мне сопровождать его не обязательно. В первый же день, что я осталась дома, он принёс мне красную помаду и вибратор.

Со словами: Ты русская проститутка, я купил тебя. Что скажу, то и будешь делать!
Он заставил меня намазать губы этой помадой, а затем ублажать его вибратором.

Да-да! Вы не ослышались. Его, не себя.

Это была наша третья неделя пребывания в США, и мой муж начал показывать потихоньку своё истинное лицо. У него была своя собственная компания, свободный график. Поэтому он мог заявиться домой в любое время, поиграть с вибратором. Моя задача была — всегда выглядеть хорошо, готовить ужин, убирать дом, ждать его.

К концу первого месяца мы с сыном получили грин карты. На удивление, они пришли быстро. Мне можно было бы пойти на работу, и я пошла бы куда угодно — хоть полы мыть. Чтобы только сбежать от него. Но он искать работу мне не разрешил. Зато отрезал интернет и убрал интернациональные звонки.

Начался второй месяц нашей совместной жизни. Эндрю начал проводить со мной беседы, что мой сын должен присутствовать, когда мы будем заниматься сексом. Это уже было через чур. Я возмутилась, и он замолчал. Затем спустя время, опять начал разговоры на эту тему.

Подходил к концу второй месяц. Муж всё больше и больше контролировал меня. И продолжал склонять к сексу при сыне. Я поняла, что надо что-то делать. Может быть даже уезжать. Решила проверить свои паспорта — а их нет. Он их спрятал!

Это был вечер. Эндрю привёз сына из школы. Я готовила ужин. Не выдержала, расплакалась и потребовала, чтоб он купил нам билет и отправил назад. Он стал грубить и кричать на меня так, как никогда до этого. Я стала набирать 911. Он выхватил у меня телефон, сам набрал полицию и закричал: Приезжайте скорее, она хочет зарезать меня ножом. 

А я и вправду стояла с ножом в руках. Но не его я собиралась зарезать, я резала помидоры на салат.

Приехала полиция, нас развели по разным комнатам. Он стал рассказывать свою историю, я свою. У меня английского языка почти не было, но полиция поняла одно: оставаться нам с сыном одним в доме опасно! И они отвезли нас в шелтер.

Когда я собирала вещи — обнаружила, что не могу найти многие из своих вещей. Нет всех тех шуб, которые он мне покупал. Ладно шуб, даже моя итальянская дублёнка была спрятана. На моём плохом английском у меня не было желания спрашивать его, где мои вещи. Я надела, что нашла и мы уехали.

В шелтере нас встретили хорошо. Дали комнату. Пригласили переводчика. Никуда не отпускали одних, возили везде. Объяснили, что нужно сделать.

Оказывается, он подал иск на меня. Что я спала с собственным 5-летним сыном.

Чтоб этому делу не дали ход, мне нужно было написать встречный иск о его надругательствах. Вот в этом мне помогли в шелтере. Мы оформили всё документы и отправили их в суд.

Именно в этот момент Антон тяжело заболел. Грипп, с осложнениями на уши. Он постоянно метался в бреду, и показывал мне, что ничего не слышит. Я хотела только одного — чтоб как можно быстрее состоялся суд. Чтоб он купил нам билеты и мы уехали домой, в Москву.

В шелтере мне предлагали остаться, и говорили что с моим образованием преподавателя игры на фортепиано, я смогу позже найти себе учеников и сама зарабатывать себе на жизнь. Но мне не хотелось ничего. Я была напугана, боялась своего мужа. Мне хотелось только одного — уехать от него на другой континент.

Через две недели состоялся суд. Судья развёл нас тут же. Как мне позже объяснили — никто не поверил ни единому его слову.

Суд обязал Эндрю купить нам билеты как можно скорее и дать на дорогу $100.

Что он и сделал. Мы бежали из Америки с пустыми руками. Мой сын ничего не слышал — но главное, что мы оттуда убежали.

По приезду домой понадобилось две операции. Но я благодарна врачам — они вернули моему сыну слух. Я никогда не говорила с Антошкой об Америке, я и сама запретила себе о ней думать.

И он совсем забыл о том времени. Как будто его и не было никогда. Он знает, что у него была грин карта, но никогда не упрекал меня, что я сбежала и не сделала его американцем.

Он вырос и стал художником. Я все эти годы была одна. Почти 18 лет. И только в прошлом году я решила: Надо попробовать опять встретить мужчину. Зарегистрировалась на сайте знакомств, и встретила дирижёра из Германии. И вот уже год я живу здесь. Сне сейчас 52, и наконец-то моя семейная жизнь начинается…

Читать в instagram