Яна живёт сейчас в Ванкувере, в том что в штате Вашингтон. Но ещё пару лет назад они жили в маленьком украинском городке. Надо же такому случиться — её отец выигрывает грин карту. Прямо как их соседи по подъезду, которые уехали за три года до них.

И хотя денег на переезд было мало, сколько там получишь при продажи двухкомнатной хрущёвки, они всё же рискнули и уехали в США.

Отправились в Дейтройт, куда соседи по подъезду пригласили их. Они там жили, и нашли работу в небольшом отеле для родителей Яны

Мама и Яна убирали номера. Папа работал «на все руки мастером». Прибить, починить, устранить что-нибудь ещё.

Мотель выделил им комнату. Они работали и там же жили. Было очень удобно — не нужно было добираться на работу. Значит, их семья могла обойтись одной машиной.

Яне было 22 года, когда в один прекрасный день, убирая в отеле, она знакомиться с Мэйсоном.

Ему 25 лет, живёт в штате Джорджия, работает в канализационной компании. Кстати, всё что связано с канализацией, сантехническими работами или сваркой, оплачивается в США хорошо.

Мэйсон находился в Дейтройте в длительной командировке. Молодая стройная украинка сразу ему понравилась. Он специально стал приходить в номер в то время, когда она там убирала, слово заслово, и вскоре он уже приглашает Яну на первое свидание.

На его машине они объездили весь Дейтрот и окресности. Мэйсон выглядел образованным и амбициозным парнем. Ему только 25, а он уже купил свой дом . Пустил туда жить младшего брата, тот помогает Мэйсону оплачивать счета за дом.

Контракт был долгий, и где — то через месяц Яна перебирается жить в номер Мэйсона. Родители поняли — у дочки всё серьёзно.

Через какое-то время парень ставит Яне ультиматум: Меня посылают на три месяца в Нью Джерси. Выбирай, либо я еду туда один, либо увольняюсь, и мы вместе едем в мой дом в Джорджию.

Было немного странно, почему нельзя поехать вместе в Нью Джерси, но Яна списала это на непонимание американского менталитета. Или недопоняла его английский язык. Хотя, общались они легко, не зря девушка учила английский все 11 лет своей школы.

Яна решила посоветоваться с родителями. На семейном совете было решено — она должна ехать и попробовать устроить свою жизнь с Мэйсоном.

Но Яна была единственная дочь у своих родителей. Как они будут без неё! Нетушки! Чуть погодя, они приедут вслед за дочерью. Сколько там у него спален в доме? Три? Они снимут у него одну спальню — всем будет выгодно!

В общем, Яна с Мэсоном уехали в его дом в Джорджию. Дом был брльшой и красивый, находился в живописном месте на берегу озера. Одно но — городок был ну уж очень маленький. Совсем на отшибе цивилизации. В городе даже не было спортзала, а в ближайший более менее ресторан Паста Хаус нужно было 15 мин ехать на машине.

Родители Мэйсона и брат встретили её хорошо, это радовало. О работе и учёбе думать было невозможно — у Яны не было машины. Мэйсон тоже был без работы. Он же уволился ради своей любимой!

Правда, Яна уже знала, что он не уволился, а его уволили. Их в группе было три парня. Один из них позволил себе расистское «н» слово на работе, и под гребёнку уволили весь юнит.

Мэйсон занялся поиском работы, ничего нормальное не попадалось. Он стал судорожно экономить те небольшие запасы, которые сделал себе к 25 годам. Жизнь стала немного напряжённая — никаких путешествий хотя бы по штату. Никаких ресторанов, концертов, выставок.
Единственное, что они могли позволить — иногда ходить на американские пати,
которые устраивали друзья Мэйсона.
Но кто хоть раз ходил на такие пати, тот знает что там скука смертная.

Собираются друзья странного вида, кто-то приехал на своем мотоцикле, кто-то недавно покурил травку и сидит сейчас с глупой улыбкой на лице.
Кто то ходит с бутылкой пива в руках и задает всем один и тот же вопрос: Вацап бро?
Нот мач! Вацап виз ю?

Что остается делать молодой влюблённой безработной парочке, живущей в лесу!
Заниматься любовью до одурения!

Но тут тоже незадача! Яна не давала Мэйсону без презерватива, а у него с резинкой плохо получалось.

Он и так и сяк, она была непроклонна.
-Откуда я знаю, кто у тебя был до меня? И чем ты болен? Проверься, принеси справку — и я твоя.

А как проверишься, если ты безработный? Медицинской страховки-то нет. А без неё цены на любые анализы, даже самые примитивные, становятся заоблачными.

Что поразило Яну, её жених не соглашался на любую работу. Он только ждал подходящую ему по квалификации, и с хорошими бенефитами — страховкой. На её замечания — можно же найти временную, Мэйсон резонно отвечал:
Нет смысла. Нас же двое, я должен найти только хорошо оплачиваемую работу.

Яну удивляло, что Мэйсон лучше будет жить на пособие, питаться по талонам для бедных, но не пойдёт на абы какую работу. Она была бы рада любому труду, но ей было невозможно ничего найти. Рядом с домом на озере ничего не было, а ездить она не могла — не было машины.

Так они и сидели в своём лесном доме, пока к ним не нагрянули родители Яны. Не, ну а чо?

Предки заскучали без дочки и решили: У Мэйсона три спальни. Одну он сдаёт брату, другую сдаст нам.

Мэйсон не возражал. Тем более будущая тёща развернула бурную деятельность — вымыла весь дом, стала готовить первое, второе и третье. А тесть устранил всякие мелкие неполадки, до которых у Мейсона не доходили руки.

Мама вскоре решила облагородить и дворик. Предложила цветочки посадить. Но это не вызвало энтузиазма у парня, и тогда он впервые показал своё раздражение:
Вы не работаете, а лезете.

Слава Богу, вскоре он нашёл наконец работу по специальности. А то они все, сидя дома, поубивали бы друг друга.

Это была какая-то государственная водная компания, где нужно было работать вахтовым методом. 7 дней на работе, 7 дней дома.

Вскоре папа Яны тоже нашёл работу — стал дальнобойщиком. Не знаю, почему так получается, но почти все русские иммигранты, не обладающие востребованными специальностями, на первых порах идут работать дальнобойщиками. А азиаты, например, мастерами маникюра-педикюра.

И даже Яна с мамой нашли работу, не на полный день, но всё же. Они устроились в стоковый магазин на разгрузку машин с вещами.

Всё устаканилось и жизнь семьи вроде вошла в свою колею. Мэйсон всё чаще и чаще стал говорить, что хотел бы жениться на Яне, видит её матерью своих детей.

Одно но… Секс. Он всегда хотел, а Яна резонно ему замечала.
Тебе что, только секс от меня нужен? А то, что я убираю и стираю — не считается?

Иногда они начинали спорить на эту тему в своей спальне. Поиосу что он хотел, а она — нет. Споры становились громче, а стены в американских домах какие? Из спрессованной фанеры.

Так что мама их слышала и вмешивалась. Заходила в спальню и накидывалась на зятя. Английский язык она не так уж и хорошо знала, но ей это не мешало. Она и на плохом английском могла донести Мэйсону:
Дочку мою не трогай!

Между прочим, Яна так и продолжала спать с Мэйсоном с презервативом. Но, как только он получил страховку, то тут же побежал за справками. Провериться и начать жить с ней без этого чехла.

Одна беда — в Америке анализы делаются долго. Никто никуда не спешит, если нет угрозы жизни. Поэтому, нужно было ждать.

Ссоры по поводу секса не утихали. Постепенно ссоры перешли и на другие моменты их жизни.

Яне становилось понятно — нужно уезжать. Причём, ехать нужно туда, где больше русских. Американский парень был не понятен ей.

Но прежде чем уедешь, нужно подготовить тыл. Мама с Яной начали искать работу в других городах.
В Атланте для них нашлось подходящее место, и они даже съездили на интервью.

Это была работа с проживанием — ухаживать за пожилыми людьми. Интервью они прошли, и им предложили заступать через месяц.

Стали они думать — как сказать Мэйсону? Сделать это нужно было аккуратно. Чужая душа потёмки, а американская душа — потёмки вдвойне.
Никогда не знаешь, что у них в голове. Тем более, что в доме было полно оружия, да ещё и в открытом доступе.

А Мэйсон как почувствовал. Стал нежным, ласковым, только всё равно никуда её не звал. Так и продолжали они жить — работа, дом. Ну и видеоигры для него. Это так отличалось от начала их отношений в Дейтроте, когда он возил её повсюду.

Как-то раз он пришёл домой в особенно хорошем настроении, и уже в 10 вечера потащил Яну в спальню.

Я получил справку! Смотри! И он показывает Яне бумажку, на которой было написано что никаких болячек, передающихся половым путём, у него нет!

Мэйсон в предвкушении! Наконец-то он получит секс без презерватива, а Яна ну совсем не может дать ему то, что он хочет.

Ну, перестал он её привлекать совсем. И происходит очередная ссора.

Утром Мэйсон ушёл на работу. И оттуда отправляет девушке смс: Я не могу так. Я не вижу отношений, если в них нет секса. Без секса совместной жизни у нас быть не может.

Раз так — то Яна с мамой решили объявить Мэйсону, что они уезжают.
Но планы их поменялись. Пока они собирались переехать в Атланту, отцу Яны предложили работу в штате Вашингтон. Главное условие было — проживание в штате.

И если раньше они планировали так: Отец едет и живёт там , а мама с Яной живёт в доме Мэйсона в Джорджии. То теперь они решили — едем к папе. Он как раз уехал туда.

Но не так быстро! Нужно было отработать две недели в Маршалле. Да ещё и зарплата приходила на адрес парня. Нужно было дождаться последних счетов.

Поэтому, попросили его разрешить им пожить две недели. Он вроде согласился. Но ближе к вечеру опять воспылал тягой к девушке. Давай секс. Она ни в какую…
Он не выдерживает и говорит им: Выезжайте прямо сейчас. Собирайтесь и выезжайте.

А куда поедешь на ночь глядя? Да ещё и если денег не так много. Ну, ничего! Они поискали и быстро сеяли дом на 2 недели.

Когда выезжали, Мэйсон поставил условие. Всё забрать с собой за один раз. Приехать потом за забытыми вещами он не разрешал.

А разве можно за пару часов собраться и ничего не забыть? Конечно они забыли и потом звонили и просили его вернуть их вещи.

Он назначил встречу. Яна не пошла, боялась его. На встречу пошла её мама.

Он вернул вещи, но не всё. Те подарки, что дарил Яне, не вернул.
Там то и подарки были мелочь — браслет Пандора, какое-то платье.
Ну, да ладно.
Через две недели, окончательно уволившись, мама и Яна сели в машину и поехали в штат Вашингтон.

Итог. За первый год жизни в Америке, они пол года пожили в Мичигане и Джорджии. Теперь их ждал штат Вашингтон. Что дальше???
Одно Яна знала точно — она больше не собиралась встречаться с американскими парнями. Только со своими!